Оценка для приставов: отвечает оценщик?

Министерство юстиции Российской Федерации объявило о начале разработки поправок в Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в части установления ответственности оценщиков за неверное определение стоимости имущества должника.

Ознакомиться с ходом рассмотрения законопроекта можно вот здесь.

Законопроектом вносятся изменения в законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве и предусматривается, что оспариванию подлежат непосредственно результаты произведенной оценщиком оценки, содержащиеся в отчете об оценке объекта оценки, а не постановление судебного пристава-исполнителя об оценке.

В настоящее время Законом об исполнительном производстве предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя привлекать оценщика для оценки обнаруженного в ходе совершения исполнительных действий имущества должника.

При этом стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, является обязательной для судебного пристава-исполнителя.

Как указывает Минюст в своих пояснениях к законопроекту «роль судебного пристава-исполнителя заключается в процессуальном оформлении полученных от специалистов результатов оценки, в получении которых он не принимал участия и не мог повлиять на них. Согласно законодательству об оценочной деятельности возмещение убытков вследствие недостоверной оценки лежит на оценочной организации».

Согласно официальному отчету ФССП по итогам 2017 года отмечается сокращение количества удовлетворенных судами Российской Федерации заявлений, административных исковых заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц ФССП. Судами принято к рассмотрению 75,1 тыс. заявлений, из которых удовлетворено 3,9 тыс., что на 3,8 % меньше, чем в 2016 году.

Также Минюст указывает, что «в настоящее время убытки, причиненные в результате вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об оценке имущества должника, основанного на недостоверном отчете об оценке объекта оценки, взыскиваются судами с казны Российской Федерации».

Однако, видимо Минюст забывает, что уже с 2015 г. в п.51 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» уже закреплена норма, позволяющая ФСПП в последующем взыскивать убытки с оценочных компаний или оценщиков: «в случае, когда основанием для отмены постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника явились нарушения, допущенные оценщиком, территориальный орган ФССП России как заказчик оценки вправе в соответствии со статьей 24.6 Закона об оценочной деятельности требовать от оценщика возмещения причиненных убытков, в том числе в размере понесенных судебных расходов по делу об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества».

Также не совсем понятно и перекладывание ответственности с пристава на оценщика. Пристав выступает заказчиком оценки, на которого в полной мере распространяются обязанности ст. 15.2. Закона об оценке.

Принимая отчет об оценке, пристав фактически подтверждает, что согласен с проведенной оценкой, что в дальнейшем и является основанием для совершения приставом последующих действий с имуществом должника.

При этом, чтобы с пристава были взысканы денежные средства суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

Очевидно, что сам по себе отчет оценщика не может создать такую совокупность обстоятельств, ведь оценщик, осуществляя оценку, не несет ответственность за совершение приставом в последующем каких-либо действий с имуществом должника.

В срок до 19 июля 2018 г. любой желающий может оставить сове мнение в отношении предложенного законопроекта, которое законодатель может учесть, вот здесь.

Аватар пользователя Администратор
Об авторе

Администратор сайта